Калоева берут в замминистры

Горячая тема сегодняшнего дня – Калоев В. (тот самый, который решился на убийство швейцарского авиадиспетчера, допустившего гибель его семьи и еще нескольких десятков человек; был приговорен к короткому сроку и освободился досрочно) назначен заместителем министра по строительству у себя на родине – в Осетии.

Рунет пестрит разнообразнейшими комментариями по этому поводу, среди которых преобладают негативные – как же убийцу назначили на такой пост, ай-ай-ай. Кто-то же, наоборот, защищает человека, которого в СМИ продолжают назвать убийцей.

На самом деле есть формальная и человеческая сторона вопроса. По Российским законам Калоев не имеет судимости, это я как юрист говорю. По его собственному признанию, предложения занять этот пост впервые поступило до инцидента и сейчас не явилось неожиданностью. Так как он чист перед российской правоохранительной системой, то отчего бы не назначить его на эту должность?

А человеческая сторона вопроса выглядит так: осетинский джигит прилетел в Европу и зарезал человека, который причастен к тому, что погибла его семья. Кровная месть свершилась. После чего гуманный суд назначил ему мягкое наказание, отпустил досрочно, а региональная власть открыто признала его правоту, назначив на государственную должность.

Лично я считаю это неправильным. Однозначно, поступок Калоева сильный и справедливый – есть ошибки, который прощать не следует. Но вот дальнейшие события – просто фарс. Убийство человека, тем более таким нетрадиционным для 21 века способом, говорит о том, что совершивший его – личность, достигшая определенного уровня и одним из последствий этого достижения является невозможность дальнейшей нормальной жизни в социуме, в государстве. Поэтому таких людей изолируют чрезвычайно надолго или убивают казнят, независимо от мотивов и причин.

Калоев прекрасно знал, на что шел и, я уверен, не ожидал такой мягкости от системы правосудия. Прогнувшись перед этим человеком, демократическая правоохранительная система плюнула сама в себя, а российская власть слишком рьяно старается поддержать поступок Калоева.