О нас, 30-летних

В этом тексте (строго не рекомендуется к прочтению лицам младше 25) встречаются мысли, аналогичные моим, пятилетней давности.

Табу лежит вообще на всём, что не разваливается, а наоборот.

Поэтому в их мире — упорно сыплются булавы, пропадают полимеры, тонут крымски и кремлёвские карлики пилят миллиарды.

Эти ребята читают какого-нибудь Глуховского не потому, что любят стиль — а потому что он строчит про развал и предрекает сладкий повторный попил. Они даже за юриста Навального не потому, что им так важна справедливость — а потому, что юрист тот вселяет в них уверенность: всё разворовывается, щас обвалится, и придёт наконец время вас, молодых и инициативных.

Эти ребята — не враги Родины. Никто им не платит за чернуху и ненависть к стране. Они просто всей душой хотят, чтобы родное государство было неэффективным, предательским и катастрофическим.

Просто только у такого государства будет шанс вырвать очко, то есть новые поляны для хапка.

Это трагедия не всей молодёжи, а лишь её макушки — тех, кто перестаёт быть молодёжью сейчас. Те, например, кому сегодня 20 — подобного смятения не испытывают. Эти уже твёрдо знают, что власть и деньги распределены до них. И готовы десятилетиями идти к должности районного судьи. Они не мечтают «создать свою партию» или «свою корпорацию» — а готовы присоседиться к чужим.

Большой передел уже произошел. Он сродни временам объединения американских штатов, октябрьской революции и эпопеи ГДР, все уже окончательно сделано.

Романтическое время больших потрясений прошло безвозвратно, разумеется что сытым и не заставшим бытовые ужасы 90х детям людям хочется перемен. Требуют наши сердца, глаза и так далее. Но для этого нужен новый 93й год, а лет через двадцать сей текст будет вновь актуальным. Если сохранится, конечно.