12 января — день Прокуратуры РФ (в последний раз?)

Тихо и незаметно прокуратуре РФ исполнилось 286 лет. Сама структура существует именно этот срок, однако ее полномочия претерпевают существенные изменения постоянно.

Начиналось все с губерал-губернаторов при Петре Первом, при коммунизме прокуратура приняла привычный и современный вид. В то время, как и любой государственный орган, прокуратура выполняла политику партии, за что ее и укоряют сейчас. Однако у меня, даже после прочтения всяких там солженицыных и прочих возникает резонный вопрос: если все было так плохо, то почему народ бездействовал? Значит это ему нравилось или он это заслужил. Убирание неугодных и служение действующему политическому строю – стандартная задача государственного органа и в этом нет совершенно ничего удивительного.

Тем не менее после ликвидации коммунистического строя очень многим прокуратура стала мозолить глаза и сковывать движения. Эта структура является единственной основой, столбом системы правосудия, что в принципе и запечатлено на эмблеме:

04130435043D043504400430043B044C043D0430044F 043F0440043E043A0443044004300442044304400430 04200424

Объединив в себе все, связанные с исполнением законов, полномочия и ревностно охраняя эту прерогативу, прокуратура долгое время исключала вмешательство в свою деятельность и жестко сдерживала преступность. Оглядываясь назад, не кривя душой скажу что прокуратура – та сила, которая не позволила рухнуть провинциям в хаос при разгуле криминала в 90-е годы.

При этом система прокуратуры централизованна. Президент назначает генерального прокурора, который, в свою очередь, определяет кадровую политику в прокуратурах субъектов федерации. Прокуроров городов и районов, а также всех нижестоящих работников (кроме технических – секретарей и т.п. ) назначает прокурор субъекта.

В отличие от той же налоговой службы, хозяйственная часть прокуратуры очень четкая и простая, что исключает возможность злоупотреблений на местах. Даже пачка бумаги не может появиться в прокуратуре района без ведома генеральной прокуратуры. Причиной этого является то, что самым «маленьким» юридическим лицом в этой системе является прокуратура субъекта федерации, все что ниже – структурные подразделения.

Вот небольшой экскурс в основные полномочия и функции этого органа в период 1990—2007 г.г.:

1. Государственное обвинение. Любое уголовное дело в суде рассматривается с участием государственного обвинителя – прокурора. В отличие от коммунистической системы, когда и суд, и прокурор ставили своей целью обвинение, сейчас обвинением занимается исключительно прокурор и именно у него есть право отказаться от обвинения, но это бывает крайне редко, потому что

2. Уголовное и административное преследование. Все статьи УК в основном делятся на «милицейские» и «прокурорские». Преступления малой и средней тяжести (в основном всякие мелкие типа кражи, побоев и прочего) могут быть расследованы органами внутренних дел, а все серьезное – только прокуратурой. Также дела могут возбуждаться ФСБ, Наркоконтролем и еще некоторыми ведомствами, но прокуратура может возбудить и расследовать уголовное дело по совершенно любой статье УК, как и любое административное дело.

Но при этом в любом случае перед направлением в суд уголовное дело утверждается прокурором. Таким образом, случаев, когда при поддержании уголовного обвинения прокурор отказывается от дела чрезвычайно мало: ранее прокуратура уже дала оценку этому делу, кто бы его не расследовал.

Прокуратура также может возбудить и направить в суд любое административное дело. Знаю случаи в Саратове, когда в период разгула маршрутных газелей («бешеных капсул смерти») прокуроры вместе с гаишниками останавливали их и привлекали к административной ответственности, ибо милиционеры просто не знали как это делать (сейчас научились и справляются сами).

Широкие полномочия, не так ли? Кажется, что вся система наказаний в руках у прокуратуры, но это совершенно не так. Парадокс в том, что прокуратура не может назначить наказание, в принципе, она лишь готовит документы. Даже работники санитарно-эпидемиологической службы могут сами рассматривать свои протоколы и назначать штрафы (сами возбудили административное дело и сами назначили наказание), а вот прокуратура – нет. Не говоря уже об уголовном преследовании, где приходится постоянно бороться с судом.

3. Надзор за следствием. Прокуратура следит за производством следствия и дознания любыми органами, которые его осуществляют. Не секрет, что можно возбудить уголовное дело и неплохо потрепать нервы, не доводя его до суда; для противодействия этому и существует такая отрасль надзора. В любое время уголовное дело откуда угодно (даже из ФСБ) может быть выдернуто в прокуратуру и там изучено. При этом любое незаконное решение может быть отменено напрямую прокурором, а также может быть дано указание провести какие-то дополнительные мероприятия.

Учитывая, что государственное обвинение будет поддерживаться прокуратурой, это выглядит совершенно логично.

Кстати, жалобы на следственные действия составляют примерно три пятых всех поступающих в прокуратуру жалоб. При этом обжалуются как слишком «ретивые» действия, так и бездействие следственных органов, ведь при некачественно проведенном следствии дело развалится в суде.

Вместе с этим, в России исключена ситуация, которую часто обыгрывают в иностранном кино: полиция приехала на место преступления и вдруг появляются агенты ФБС, МИ-6, люди в черном, агенты Матрицы и безапелляционно «отбирают» дело у несчастных солдат улиц. Какая разница, кто будет расследовать дело, если все равно это будет происходить под контролем прокуратуры?

4. Общий надзор. Это божий бич всех других государственных органов. Два коротких слова означают право прокуратуры совать свой нос почти везде, начиная от деятельности налоговой, регистрационной служб, милиции и заканчивая присутствием на заседаниях Государственной Думы. Любое нарушение, допускаемое государственными органами, может быть выявлено в рамках общего надзора.

ФРС уже два месяца не выдает паспорт? ТСЖ установило ненормальные тарифы? Депутаты завысили себе зарплату? Рядом строят дом и у тебя осыпается штукатурка? Всем этим занимается общий надзор.

Особый вклад в систему работы Российской прокуратуры внес Скуратов Юрий Ильич. Занимав эту должность по праву как выдающийся юрист, он отточил систему прокуратуры и без существенных изменений она просуществовала до 2007 года. Однако, как и описано в вышеуказанной статье Википедии, он немножко не соразмерил свои силы с объективной реальностью:

После финансового кризиса 17 августа 1998 года, когда рухнула пирамида ГКО, Юрий Скуратов начал расследование деятельности 780 крупных государственных чиновников, которые подозревались в игре на рынке ГКО с использованием служебного положения. В числе официально названных подозреваемых были Анатолий Чубайс, другие молодые реформаторы (вице-премьер Серов, бывш. министр иностранных дел Козырев, зам. Министра финансов Вавилов и др.) а также дочери Ельцина.

Отстранён от должности Б. Н. Ельциным после того, как широкое распространение получила и была продемонстрирована на ВГТРК плёнка, где «человек, похожий на Генерального прокурора» (формулировка, повторявшаяся в те дни многими изданиями), занимается сексом с двумя проститутками. Сам Скуратов утверждал, что плёнка была поддельной.

Учитывая, что это первый случай когда чиновника такого ранга выгнали «по аморалке», можно утверждать что это было политическое решение. Тем не менее при нем прокуратура была сильна и обладала неслабым авторитетом, что было (и продолжает оставаться) некоторым неудобством для власти.

Следующим прокурором, на которого следует обратить внимание, является Устинов В.В.. Как справедливо замечено в той же статье:

2001 — Устинов оказал успешное противодействие тогдашнему заместителю руководителя администрации президента РФ Дмитрию Козаку, который предложил лишить прокуратуру следственных функций, оставив ей только надзорные функции.

Собственно здесь я и подошел к основной мысли этой заметки.

Тихо и незаметно с сентября 2007 года прокуратура была лишена следственных функций, они были переданы во вновь созданный Следственный Комитет при Прокуратуре РФ. Вроде бы ничего не изменилось, но руководителя Следственного Комитета – первого заместителя генерального прокурора – назначает не сам генеральный прокурор, а Президент. Кстати в настоящее время эту должность замещает Бастрыкин А.И., который учился на одном курсе с Путиным В.В.

Из этого следует, что, будучи формально «при прокуратуре» новый следственный орган совершенно не зависит от нее. Раздельное финансирование, различные люди на руководящих должностях – все это именно то, чего пытались не допустить Скуратов и Устинов.

При этом функции надзора за следствием оставлены за прокуратурой, однако возможность безоговорочной отмены решений СК, принятых в ходе следствия, отсутствует. За минувший квартал на практике ничего особо не изменилось, но это в основном потому, что СК и прокуратура на местах физически занимают одни и те же здания, сидят в одних и тех же кабинетах, а должности начальников (на местах) занимают те же люди, что и год назад. С «отселением» и переводом на собственную материальную базу между этими двумя органами однозначно возникнут трения, которые отразятся на всей системе правосудия.

Появление двух конкурирующих мощных правоохранительных структур приведет к борьбе за раздел влияния, в которую будут втянуты органы власти. Такая ситуация грубо нарушит существующий банас властей (исполнительной, законодательной и судебной) и ничем хорошим не отразится на обывателях.

Существующая власть прекрасно это понимает и дальнейшим логичным шагом будет максимальное ослабление власти оставшей части прокуратуры. Сейчас ходят слухи о передачи многих функций в органы юстиции, однако это вполне может быть уткой, запущенной самим министерством юстиции. «Сосланный» туда Устинов В.В. всеми силами старается укрепить свое новое ведомство и, надо сказать, преуспел в этом, тогда как реформы прокуратуры не нашли особого сопротивления со стороны действующего прокурора Чайки Ю.Я. Наверное, поэтому мы никогда и не увидим по телевизору «человека, похожего на генерального прокурора Чайку Ю.Я.»

Буквально неделю назад стало известно о внесении на рассмотрении в Государственную Думу законопроекта, существенно реформирующего правоохранительную систему. Наличие в Думе подавляющего проправительственного большинства гарантирует утверждение любого законопроекта, как это и произошло в случае со Следственным Комитетом.

Первые слухи об этом появились сразу после «рокировки» Устинова и Чайки и, хотя поначалу последний отвергал их и даже выступал против разделения прокуратуры, через год Следственный Комитет был создан.

О чем-то конкретном сейчас говорить нельзя, в любом случае реальные изменения наступят в следующей политической эпохе – в марте 2008 года, когда будет избран новый Президент.

При самом плохом сценарии чересчур ослабленная и раздробленная правоохранительная система может привести к непредсказуемым последствиям государственного масштаба. Желание законодательной власти упростить свою жизнь может отразиться на внутренней безопасности государства.